Волонтерский центр

Госуслуги

Единая Карта Петербуржца

Единый портал обращений граждан

Карта убитых дорог

Бессмертный полк

Интервью для информационного агентства "МЕДИА.СПБ"

> Глава муниципального образования > Интервью с Главой муниципального образования > Интервью для информационного агентства "МЕДИА.СПБ"

 
Информационное агентство «МЕДИА.СПб» предложило Главе МО Коломяги С.Э. Борисенко ответить на ряд вопросов о деятельности МСУ и дать, в том числе, оценочные, развернутые ответы.
На портале ЗАКС.ру ответы опубликованы, но не полностью. Считаем целесообразным опубликовать полную версию. (Далее по тексту И.А. – вопрос информационного агентства «МЕДИА.СПб», С.Б. – ответ Главы МО Коломяги Сергея Эдуардовича Борисенко)
 
И.А.: Получал ли Ваш муниципалитет за последние 5 лет предписания прокуратуры или иных надзорных органов, касающиеся нарушений антикоррупционного или какого-либо другого законодательства муниципальным образованием или администрацией муниципального образования? Что это были за нарушения?
С.Б.: Прокуратура фактически главный надзорный орган в части проверки всех форм деятельности муниципалитетов и один из немногих (в силу квалификации сотрудников)  разбирающийся в особом конституционном  положении органов местного самоуправления (ОМСУ), их обособленности от органов государственной власти (ОГВ). К нашему огромному сожалению, большинство надзорных органов и ОГВ Санкт-Петербурга (за исключением прокуратуры) не утруждают себя пониманием роли и места МСУ, считают нас мелким техническим подразделением где-то на уровне территориальных жилищных организаций в границах районов, что порождает массу проблем исполнительского характера, отражающихся, в конечном счете, на жителях. Это касается, как попыток перенести часть собственной, государственной, ответственности на плечи местного сообщества, так и постоянных попыток исполнять надзорные и контрольные функции в отношении МСУ.
Хотя, в соответствии с действующим законодательством, органы государственной власти не имеют права вмешиваться в деятельность ОМСУ (за исключением четко обозначенных законами случаев).
Частота и качество общения муниципалитетов Санкт-Петербурга и прокуратуры без преувеличения, на высочайшем уровне. Некорректно говорить о каком-либо предписании прокуратуры, как разовом мероприятии. Контроль действий как представительных, так и исполнительных органов МСУ постоянный; это обусловлено формами работы.
Во-первых, прокуратура в области муниципального нормотворчества обладает правом законодательной инициативы, то есть муниципальные нормативные акты предлагает не только муниципальный совет, но и прокуратура. Чаще всего прокуратура вносит проекты нормативных актов в части приведения в соответствие с требованиями законодательства РФ и Санкт-Петербурга Уставов МО.
Во-вторых, проекты всех нормативных актов направляются в прокуратуру для проверки за 10 дней до заседания МС.
В-третьих, на каждом заседании МС присутствует представитель прокуратуры, что отражается в протоколе заседания.
В-четвертых, ежемесячно прокуратурой Приморского района проводятся совещания-семинары, где обсуждаются способы решения проблем МО и формы необходимого участия прокуратуры.
В-пятых, чуть ли не еженедельно проводятся различные целевые проверки как самостоятельные, так и по поручению вышестоящих прокуратур.
К сожалению, жители слабо представляют себе уровень прокурорского контроля и думают, что муниципалитеты творят, что хотят.
Строго говоря, прокуратура не оперирует понятием «предписание». Наиболее распространенные формы прокурорского реагирования в части МСУ – протест, представление, предостережение. Как субъект законодательной инициативы прокуратура направляет муниципальному совету предложения.
За пять лет нами получены сотни (!!) различных обращений прокуратуры. Например, одно из последних полученных нами представлений прокуратуры № 11-293в15 от 13.04.2015 об устранении нарушений бюджетного законодательства, законодательства о контрактной системе в сфере закупок для государственных нужд, или требование № 11-07/2015-ш от 31.03.2015 об изменении нормативного правового акта с целью исключения выявленных коррупциогенных факторов.
В ближайшее время будет организован раздел на нашем сайте для публикации всех такого рода документов и результатов действий по ним.
 
И.А.: Если такие предписания были, были ли эти нарушения устранены?
 
С.Б.: Да, представления всегда устраняются оперативно и в обязательном порядке. Кроме того, невыполнение законного требования прокуратуры может привести к судебному иску. А невыполнение решение суда приводит к роспуску муниципального совета; поэтому среди муниципалов мало охотников играть с огнем.
 
И.А.: Как Вы считаете, были ли надзорные органы объективны при вынесении этих оценок?
 
С.Б.: Как правило, прокуратура предъявляет обоснованные и объективные требования. В нашем случае за многие годы работы не было опротестовано ни одного представления, что в первую очередь связано с высокой квалификацией сотрудников прокуратуры и четком следовании букве закона.
Также не лишним будет отметить, что ОМСУ воспринимают прокуратуру не столько карательным органом, сколько помогающим и разъясняющим, так как юридическая квалификация кадров в муниципалитетах не всегда на высоте.
Остальные надзорные органы (Роспотребназор, пожарный надзор и т.д.) никак не могут уяснить, что муниципалитеты Москвы и Санкт-Петербурга обладают существенно урезанными полномочиями по сравнению с остальными субъектами РФ. В силу этих ограничений бОльшая часть полномочий остается за государственными органами, но никто в такие «мелочи» вникать не хочет.
 
И.А.: Существует ли в Вашем муниципальном образовании Контрольно-ревизионная комиссия?
 
С.Б.: Функции Контрольно-ревизионной комиссии МО Коломяги выполняет Контрольно-счетная палата Санкт-Петербурга.  В 2012 году МО Коломяги подписало Соглашение с Контрольно-счетной палатой Санкт-Петербурга (КСП), в рамках реализации которого КСП приняла на себя обязательства по осуществлению контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, определенных ст. 8 Закона Санкт-Петербурга «О Контрольно-счетной палате Санкт-Петербурга».
По итогам трехлетнего сотрудничества можно сделать вывод, что качество подготовки и исполнения бюджета с участием КСП значительно повышается.
 
И.А.: Сколько граждан в среднем приходит к Вам на прием каждую неделю?
 
С.Б.: Ежедневно сотрудники муниципалитета принимают около 30-ти человек. Также прием ведут депутаты Муниципального Совета, которые в среднем принимают около 10-ти человек в неделю.
 
И.А.: Жалуются ли приходящие на прием граждане на коррупцию?
 
С.Б.: Таких случаев не было. Муниципалитеты не предоставляют услуг, которые могли бы дать случаи коррупции среди сотрудников, также отсутствуют контрольные функции и наказания, налагаемые муниципальными служащими. Единственная область деятельности муниципальных служащих, в математической терминологии «подозрительная на экстремум» - опека и попечительство. Здесь возможны варианты принятия решений, в том числе и финансово емкие, например, решение спорных вопросов с жильем опекаемых.
Но опека – переданное государственное полномочие, с правами передались и обязанности с ответственностью. Контроль этой области со стороны государства жесточайший.
 
И.А.: Приходилось ли Вам общаться или сталкиваться с деятельностью так называемых гражданских активистов, осуществляющих контроль муниципальных закупок, эффективности траты бюджетных средств, благоустройства?
 
С.Б.: Да, муниципалитету приходилось общаться с Дмитрием Сухаревым, руководителем проекта «Муниципальная пила», ныне руководителем петербургского отделения фонда борьбы с коррупцией (ФБК). Безусловно талантливый молодой человек, с большим творческим потенциалом, острым умом и неплохими задатками сатирика.
К сожалению, привычка к громким заявлениям и обвинениям в воровстве и коррупции сыграла против него – что-либо серьезное ему не доверят не только в Санкт-Петербурге, но, как мне кажется, и заокеанские «друзья» тоже постараются дистанцироваться, чтобы не заляпаться.
Причина проста как грабли – суммарный перебор агрессивности в заявлениях и полное отсутствие последующих результатов. Думается, поэтому приход в организации типа ФБК новых заинтересованных активистов минимальный.
Наиболее близкой по смыслу характеристикой деятельности ФБК (или МунПилы) представляется пословица «размах на рубль – удар на копейку».  Мало того, что в своих анонсах Д. Сухарев очень грамотно (с нулевой перспективой судебных исков от оболганных муниципалитетов) выдает как бы правдоподобные устрашающие цифры финансовых нарушений, так он же еще и берет на себя роль судьи – при чтении его материалов создается устойчивое впечатление, что факт финансового преступления уже установлен.
А вот дальнейшая работа действительно компетентных органов (прокуратуры, следственного комитета, контрольно-счетной палаты и т.д.), как правило, этих огромных сумм не подтверждают. Кроме того, мне неизвестно ни об одном уголовном деле в отношении муниципалов, связанном с заявлениями этого забавного персонажа.
 
И.А.: Известно ли вам о существовании и деятельности таких организаций как «Муниципальная пила», «Фонд борьбы с коррупцией», «Красивый Петербург»?
 
С.Б.: Да, известно. По МунПиле и ФБК ответ в п. 7 мне кажется достаточным. Кроме того, чистота помыслов и методов работы ФБК вызывает серьезные сомнения после недавнего вступления в законную силу судебного приговора в отношении руководителя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) господина А. Навального по примерно тем же основаниям, которые сотрудники его ФБК считают ну просто нетерпимыми в отношении муниципалов и органов государственной власти. По мнению правдолюбов и разоблачителей мошенников из ФБК выходит, что сам глава ФБК Навальный страдает за правду и чист, как слеза младенца, а мы все (муниципалы и госаппарат) – поголовное ворье и место нам на нарах, рядом с Навальным.
Кроме того, свежая новость с фронта деятельности ФБК тоже попахивает не духами – главный борец с коррупцией господин А. Навальный решил с выдумкой отметить свой день рождения за 6 миллионов рублей. Причем за счет средств руководимого им ФБК…(http://riafan.ru/299348-navalnyiy-otmetit-den-rozhdeniya-za-6-millionov-bez-blekdzheka-no/). И не забыл пригласить туда посла США в РФ Дж. Теффта, что тоже несколько настораживает.
«Красивый Петербург» также известная организация, но они ориентируют своих активистов на более адекватную работу в сфере благоустройства, причем совместно с исполнительными органами госвласти и с муниципалами. От их работы есть конкретная польза, язвительность и скандальность для них не характерны. По крайней мере мне о скандалах с участием «Красивого Петербурга» не известно.
 
И.А.: Положительно или отрицательно вы оцениваете деятельность этих организаций?
 
С.Б.: Считаю деятельность К. Врански и «Красивого Петербурга» положительной в целом, а Д. Сухарева и «МунПилы/ФБК» частично положительной. Сама работа по контролю бюджетных расходов весьма полезна, так как у проверяемых часто «замыливается» глаз или таки присутствует умысел уворовать. Кроме того, любая власть без контроля начинает быстро «бронзоветь», верить в свою непогрешимость и даже где-то божественность. Хороший пинок активистов способен придать правильное, полезное жителям направление мыслям. Как грамотный специалист Д. Сухарев весьма хорош, цены бы ему не было в смысле гражданского контроля, если бы он смог сдерживаться и поменьше плеваться ядом.
 
И.А.: Случалось ли, что активисты мешали в работе вам, Муниципальному Совету или местной администрации?
 
С.Б.: Активисты не мешают работе муниципалитета, наоборот, выявленные ими недостатки часто помогают правильной корректировке адресных программ, содержания сайта и т.д.
 
И.А.: Считаете ли вы важным общественный контроль?
 
С.Б.: Да. Безусловно, общественный контроль полезен, но муниципалитеты буквально ежедневно подвергается различным проверкам и отвечают на десятки запросов граждан и  органов государственной власти, поэтому запросы еще и непрофессионалов в основном избыточны. Как правило, проблемы в запросах жителей и активистов в подавляющем большинстве случаев известны депутатам и сотрудникам муниципалитета и находятся в какой-либо из стадий исполнения.
Главное, чтобы общественным контролем занимались компетентные и грамотные люди, понимающие суть проблем и специфику их исполнения.
 
И.А.: Нужно ли как-то бороться с активистами, которые неоправданно обвиняют представителей власти в коррупции?
 
С.Б.: Да. Например, по решению суда взыскивать с таких заявителей средства, затраченные всеми участвующими органами власти на пустые действия в связи с проверками по необоснованным заявлениям, особенно повторным.  Такая правовая возможность существует и в рамках действующего гражданского законодательства. Как правило,  нет времени возиться с подобными судебными исками.
 
И.А.: Часто ли случаются такие необоснованные обвинения?
 
С.Б.: К сожалению, да. В большинстве случаев должность в муниципалитете для гражданина, не искушенного в политике, государственной или муниципальной службе стараниями некоторых недобросовестных личностей и СМИ является своеобразной «черной меткой».
 
И.А.: Считаете ли Вы нужным создать специальный общественный совет, который бы контролировал возможное «очернение» представителей власти?
 
С.Б.: Нет. У нас в стране достаточно развитое гражданское законодательство, никаких дополнительных органов не нужно, нужна лишь правоприменительная практика. Несколько успешных судебных исков - и желающих необоснованно поочернять сразу станет меньше. Кроме того, специальный общественный совет или любой другой подобный орган, контролирующий мнения и высказывания как-то не соответствует Конституции РФ, принципам свободы информации, мнений, слова.
 
И.А.: Как Вы считаете, возможно ли использование так называемых гражданских активистов, позиционирующих себя как независимых, в рамках нечистоплотной политической борьбы («черного пиара»)?
 
С.Б.: Практика прошедших выборов в муниципальные советы Санкт-Петербурга это очень ярко показала.
 
И.А.: Существует ли в вашем муниципальном образовании какой-либо орган общественного контроля?
 
С.Б.: Нет, в нашем муниципалитете такой орган пока отсутствует. Но надо учитывать, что принят Федеральный закон от 21 июля 2014 года №212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», который устанавливает   правовые   основы организации и осуществления общественного контроля за   деятельностью органов государственной власти, органов   местного     самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих в соответствии с федеральными законами отдельные публичные полномочия.
Субъектами общественного контроля являются:
Общественная палата Российской Федерации;
общественные палаты субъектов Российской Федерации;
общественные палаты (советы) муниципальных образований;
общественные советы при федеральных органах   исполнительной власти, общественные советы при законодательных (представительных) и исполнительных органах  государственной  власти  субъектов    Российской Федерации.
Но в Санкт-Петербурге такой закон пока не принят. Таким образом, после принятия закона субъекта РФ Санкт-Петербурга в муниципальных образованиях должны быть созданы соответствующие органы общественного контроля.
 
И.А.: Готовы ли вы взаимодействовать с гражданскими активистами, ставящими задачей контроль власти?
С.Б.: Да. Никогда не препятствовали активистам в их деятельности.